Copyright © 2004 Киностудия "НОВЫЙ ОДЕОН". All rights reserved.
Разведка боем по-Эйрамджановски
Рецензия о фильме "Жених из Майами" в журнале "Экран " 1993г.
Сфера интимной жизни в кино напоминает целину. Пустошь непаханную. Кто-нибудь ступит на нее, копнет лопаткой— ох,
тяжеловата земелька — и назад. Заманчив вроде бы жанр фривольной комедии, зрительский успех обещает (за минуты
дружного смеха публика охотно прощает профессиональные огрехи), но рамки жанра зыбки и расплывчаты: как надо делать
комедию «про это», никто не знает, да и не каждый артист рискнет показаться в пикантном сюжете, играть на грани фола.
У Анатолия Эйрамджана таких комплексов нет. Он не ждет, пока жанр эротической комедии пустит корни на нашей почве —
ведет разведку боем. Снимает своих «Бабников», «Морячек», «Прекрасных дам» и не очень беспокоится, что по этому
поводу скажет критика. Потому что фильмы он делает не для критиков (хотя, думаю, ему приятно, когда и они хохочут,
оценив придуманные им шутки), его «начальство» — самый обычный зритель, идущий в кинозал за развлечением. Потому
что сам вышел из этой среды и даже когда по его сценариям были уже сделаны «Самая обаятельная и привлекательная»,
«Витя Глушаков — друг апачей», «Где находится нофелет?» — оставался как бы любителем. Директор Дома кинематогра-
фистов Юлий Гусман на очередной премьере Эйрамджана пошутил, что его уважаемый земляк (они оба из Баку) снимает так,
будто между ним и Люмьерами никаких режиссеров больше не было. Он открыт, наивен, как наивно раннее кино, прост (хотя
достигнуть такой простоты — тоже немалый труд).
«Новый Одеон» Эйрамджана — сборник экранизированных анекдотов, в том числе, про поручика Ржевского и Штирлица.
И при этом — уверенная заявка на альманах киноанекдотов, этакий «Ералаш» для взрослых. Разбить тот же «Новый Одеон»
на пять-шесть блоков и крутить перед большими фильмами — зритель будет в восторге!
Незамысловат сюжет и новой комедии Анатолия Эйрамджана «Жених из Майами» — русский токарь-эмигрант приезжает на
родину искать себе жену. Своя-то от него сбежала в Штатах к фирмачу, а американские женщины Сергея (Борис Щербаков)
не устраивают:  в очередях они не стояли, колготки рваные не зашивали, а потому нет в них ничего родного. Вот и ищет
Серега даму сердца в Москве. А поскольку времени у него мало, ухаживать да амуры разводить особенно некогда, то раз —
и на матрац.
Чтобы при таких предлагаемых условиях остаться в рамках приличия, не оскорбить ничьих чувств, нужны немалые самокон-
троль и вкус. У автора «Жениха из Майами» это есть: он лучше засушит ситуацию, прервет эпизод на самом интересном,
переведет все в шутку, чем... Его принцип еще со времен «Бабника»: снимать «про это», но «без этого».
...Глаза у Сергея разбегаются: столько в родной Москве хорошеньких  дам. Вот он познакомился с продавщицей (Ирина
Феофанова)  — прелестна, но уж слишком доступна. Раз с ним сразу легла в койку, так и с другими ляжет. Вот прикадрил
наш токарь деловую женщину (Лариса Удовиченко) — в очках, с калькулятором, на «мерседесе». Но аферистка оказалась:
опоила их с дядей Мишей (Сергей у него, как ближайшего родственника, остановился) каким-то снотворным, унесла
Серегины доллары и семейную реликвию — статуэтку. Оказалось, они еще легко отделались. Следующая претендентка
в жены, шалунья Ирочка (Ольга Толстецкая), устроила им любовь втроем и наградила обоих джентльменов малопристой-
ной болезнью. Уколы в вендиспансере — вещь малоприятная. Зато был и положительный результат группенсекса: холостяк
дядя Миша (Михаил Державин), поставивший было на себе крест как на мужчине, приободрился и вскоре нашел обаятель-
ную подругу (Вера Алентова). Режиссер дает возможность выступить в комедийных эпизодах-скетчах множеству актеров —
Татьяне Васильевой, Дмитрию Харатьяну, Людмиле Поляковой, Татьяне Догилевой, Людмиле Ивановой, певице
Роксане Бабаян и шоумену Леониду Якубовичу. Тонкая операторская работа Бориса Кочерова подчеркивает в
любовных похождениях новоявленного Казановы лиризм, смягчая возможную скабрезность. Эйрамджан использует в
картине советские духоподъемные мелодии, некогда набившие нам оскомину, а теперь приобретшие однозначно пародийный
характер, и возникает на экране, помимо всего, и ироничная повесть о «гомосоветикус», людях из страны, где секса
изначально не должно было быть.
Хотя Анатолий Эйрамджан и прикидывается немного шутом, изображенным в кинозаставке его студии «Новый Одеон», на
деле, он не зубоскал и не остряк без руля и без ветрил. Веселя зрителя, он пытается направить его на поиск настоящей
любви, а не сиюминутных удовольствий (хотя не скрывает и их прелести). Хочет поговорить с экрана и о жизни нашей, не
очень разумной и удобной, и о душе, и об Отечестве, которым — несмотря ни на что — можно и должно гордиться.
Ну, а поводом для разговора тут может стать все что угодно — хоть дамские трусики, унесенные ветром.
Евгения Тирдатова, г.Москва.